♥ Мифы и правда о советской электронике


(стерео бармен) #1

Миф о советской электронике

Сейчас появилось мода восхвалять все, что было в Советском Союзе. Дошло до того, что на одном из сайтов вывесили картинки из сталинской книги о вкусной и здоровой пище, при этом топикстартер упорно утверждал, что именно так кормили советских людей в обычных столовых. Вспоминал я долго. Вспомнил как в советских столовых манную кашу разбавляли кипятком из под крана (даже не кипяченой водой), вспомнил липкие “ластики”, которые почему-то звались пельменями, прекрасно помню как детьми мы покупали кофейный концентрат с сахаром и грызли его, так как со вкусными конфетами была “напряженка”, правда, и концентрат потом исчез. Еще помню, что от советских продуктов питания я два раза лежал в больнице с дизентерией и один раз с гепатитом.
Подобная ситуация была и с советской электроникой. Кто утверждает обратное - просто врет. Мне пришлось не только пользоваться советской электроникой, но и ремонтировать ее и даже кое-что конструировать самому. Конечно, попадались удачные и надежные экземпляры, но это была большая редкость.

Происхождение и элементная база

Как правило, все что разрабатывалось и выпускалось в Советском Союзе из бытовой электроники, копировалось с западных образцов. Воровался дизайн, принцип действия, оригинальные наработки. И это было бы не так уж и плохо, если бы мы умели хорошо копировать. Но проблема в том, что мы делали все это гораздо хуже, из говенных советских деталей и с большим опозданием. Кассетные деки существовали на Западе еще в 1970-е годы, одна из первых кассетных дек “Маяк” появилась где-то в 1984 году. В Совке не было нормальных двигателей под кассетники, поэтому в “Маяк” вставили огромный килограмма на три мотор от катушечного магнитофона. Стоит ли упоминать про то, как такой магнитофон рвал и вытягивал пленку в кассетах? Тех самых кассетах, что стоили как пять килограммов колбасы. Оставлял желать лучшего и лентопротяжный механизм, и головка записи и воспроизведения, и управление магнитофоном. И все же на фоне остального советского хлама, эта модель магнитофона была популярна и востребована.
Откройте крышку у этого “Маяка” и загляните внутрь. Самая большая плата внутри знаете какая? Ни за что не догадаетесь! Это плата переключение режимов (запись, воспроизведение, перемотка, стоп, пауза). Там, где на иностранном магнитофоне за все это отвечает одна микросхема (отсюда и надежность), в СССР на магнитофонах стояли огромные платы с кучей устаревших деталей. Обращаю внимание, что для примера я выбираю наиболее удачные, лучшие образцы советской электроники. А выпускалось всякое…

Вот тут мы и подходим вплотную к советской элементной базе. Практически каждый хоть раз задавался вопросом: “Почему в советском телевизоре куча разных радиодеталей, а в импортном за все отвечает одна средних размеров плата?” А вот это касается как раз советской элементной базы. Радиолюбительские схемы того же, к примеру, усилителя мощности разительно отличались от схемы “магазинного” усилителя мощности. Радиолюбительские схемы были компактны и содержали в себе в общем-то немного радиодеталей не в пример магазинным. Почему так? Ответ прост. Советские радиодетали не соответствовали элементарным требованиям. Радиолюбитель мог из десятка одинаковых деталей подобрать подходящую, на конвейере такой финт не проходил.
Например, у транзистора (триода) есть масса параметров. Один из основных - коэффициент усиления. Если взять два схожих транзистора советского и японского производства, то у японского этот параметр может равняться 170-180. Мне однажды повезло - разрешили разобрать на запчасти сломанный японский синтезатор. Синтезатору было лет 15. Старье по нормальным меркам, но каково было мое удивление, что половина деталей не имеет советских аналогов. В СССР их еще не изобрели. Потом я начал мерить коэффициент усиления этих старых транзисторов из синтезатора. Он оказался в пределах 173-178. То есть в пределах нормы. У аналогичного советского транзистора справочники выдают пределы коэффициента усиления 40-180. Если же замерять реальный коэффициент усиления этих советских транзисторов, то диапазон окажется 20-120. Расхождение в шесть раз и вообще не попадает в рамки нормы. А попадались мне и транзисторы с коэффициентом 0. То есть он как бы исправный, но не усиливает.
Вот из такого барахла и собиралась советская электроника. А схемы были громоздкими, потому что в нее включались множественные дополнительные цепи и каскады, призванные компенсировать низкое качество советских радиодеталей.
Тут еще один интересный нюанс. Все лучшее в СССР шло на «военнку», среднее - на производство, оставшийся хлам - в сферу народного потребления.
Знакомый в 1987 году покупает магнитофон “Комета-212”. Через месяц приносит его ко мне - тихий звук по одному каналу. Копаюсь и нахожу неисправность - высох электролитический конденсатор. Конденсаторы - это еще один прикол советской элементной базы: устаревшие, с большими размерами и низкими параметрами, выпускает один завод на весь СССР в Ереване. Ну Вы поняли. Смотрю ради интереса другие детали магнитофона. Тенденция такая: магнитофон выпущен в 1987 году, радиодетали выпушены в 1983 году, радиодетали разработаны в 1969-1975 годах. Представьте, что Вы купили компьютер, а внутри разработки 18-летней давности! Добро пожаловать в Совок.

Радиоприемники

Пожалуй, самое удачное направление в советской электронике. С ностальгией вспоминаю такие экземпляры от советской промышленности, как “ВЭФ”, “Спидола”, “Рига” (все из Прибалтики), а “Океан-205” работает уже больше тридцати лет! Вы скажете: “Ага! Вот оно! Значит не все было так печально!”. Увы, все было печально. Удачные приемники у нас были лишь потому, что для них не требовались современные радиодетали, можно было “лепить из того, что было” без потери качества.
До сих пор с уважением вспоминаю радиоприемник “Ишим”. Здоровенный такой металлический ящик! Его главным достоинством было то, что он принимал диапазоны, недоступные обычным приемникам. Проще говоря, можно было слушать “Голос Америки” без глушилок. Но “Ишим” был промышленным приемником, если не военным. В магазинах он не продавался. Можно было только украсть.

Виниловые проигрыватели

Большинство, наверное, забыло, что главной проблемой советских проигрывателей было то, что они “запиливали” диски. Где-то к 1980 году советская промышленность нашла решение - стали закупать весь механизм в Польше. То есть получалась польская вертушка “Унитра” в советском деревянном корпусе и с советским корректором. Называлось это чудо “Вега-106”. Характерная особенность: при воспроизведении диска ходить по комнате можно было только на цыпочках, так как от каждого неосторожного шага иголка начинала скакать по пластинке.
К концу перестройки, где-то к 1988 году отличилось НПО Новосибирска и стало выпускать достойные вертушки “Электроника”. В них была хорошая механика и полностью отсутствовали электролитические конденсаторы производства Еревана. Но это едва ли не единственный случай, когда советская техника близко приблизилась к мировым стандартам.

Магнитофоны

Вот где раздолье для ностальгии почитателей совка. И ведь попадались достойные аппараты. До сих пор ностальгирую по “Комете-202”, просто умиляюсь при виде “Ноты-М” (мой экземпляр падал с третьего этажа, падение чуть затормозили ветки деревьев, и после этого продолжал работать еще много лет), с уважением вспоминаю “Тембр”. Однако спешу Вас расстроить. “Тембр” все же был профессиональным магнитофоном, и обычным совкам его было не купить. Другие вышеперечисленные магнитофоны - ламповые. То есть более-менее хорошо “слизывать” у Запада мы могли только тогда, когда позволяла, будь она проклята, элементная база. Дальше шел в основном хлам. Были удачные проблески, например, страшненький, но достаточно надежный “Ростов-102”, симпатичная “Астра-110” (была еще “Астра-111”, но в магазинах не встречал, только на картинке). Да, пожалуй, и все.
А как же “Олимп”? - просите Вы. Что могу сказать… “Олимпы” были у многих моих знакомых. И так же были вечные проблемы: неидентичность звука в каналах, отказ системы управления (помните одну микросхему в японских аппаратах?), вечное забивание головок грязью. И дело тут совсем не в советской магнитофонной ленте. Покупал тут себе “AKAI 636”. Магнитофону 20 лет. Ставлю советскую катушку, потом другую, третью… И что странно, головка не забивается, лентопротяжный механизм в целом чист, грязь от пленки сыплется только на полочку перед магнитофоном. Так что дело не только в пленке.

Хотел еще рассказать о кассетах, катушках и советском виниле, но об этом в следующий раз. Что же касается советской электроники, то я думаю, что Вам все понятно. За редким исключением, ничего путного в СССР не выпускалось.
И все же иногда хочется достать “Ноту-М” и поиграться с нею. Ностальгия, блин…


(стерео бармен) #2

Аудиокассеты в СССР. Как это было…

Появление аудиокассет и кассетных магнитофонов в СССР пришлось на мой подростковый возраст. Вот, казалось, совсем недавно я экономил на школьных завтраках, чтобы купить лишнюю катушку магнитофонной ленты, как на советский музыкальный рынок ворвались аудиокассеты, а также переносные кассетные магнитофоны на батарейках.
Филофонисты, обладатели хороших стационарных катушечных магнитофонов, смотрели на кассеты с презрением. Это был явный шаг назад в плане качества звука. А вот переносные катушечники, например, такие как «Орбита-1», «Комета-206» и т.п., были в одночасье похоронены. И поделом – своим обладателям они приносили больше беспокойства, чем удовольствия.

Забавно, но действительно качественных переносных кассетников так и не появилось у советской промышленности. Были удачные брэнды, за которыми охотились покупатели. В первую очередь это, конечно, линейка кассетников «Весна». За свои деньги они давали приличный в своем классе звук и довольно хорошую надежность. Позже появились неплохие клоны «Весны», такие как «Ритм» и в особенности «Соната». За надежность также ценилась линейка «Электроника», но сколько мне их не приходилось видеть, все они страдали глуховатым звуком при записи. Впрочем, речь не о магнитофонах, а о кассетах.

На территории Совка властвовала одна марка аудиокассет – это ордена Ленина, медали Сутулого знаменитые кассеты МК-60. Название расшифровывалось незатейливо – магнитофонная кассета длительностью 60 минут. Сделаны они были на основе оксида железа, и их качество оставляло желать лучшего. Стоили 4 рубля за одну кассету. Изредка попадались кассеты на основе хрома, они были заметно более высокого качества и дороже стоили. Впрочем, цена тут роли не играла, так как в руках мне их приходилось держать, и даже пару раз делать на них записи по просьбе счастливых обладателей этих кассет, но вот в продаже я их не встречал ни разу.

БЕГ ЗА СЧАСТЬЕМ

Впрочем, и за обычными аудиокассетами МК-60 приходилось побегать, в советских магазинах свободно они продавались совсем недолго. Когда я купил свой первый кассетник, то очень быстро мне стало не хватать той единственной кассеты, что прилагалась к магнитофону. Выкрутился я следующим образом: в течении недели ездил к открытию торгового центра, и когда двери магазина открывались – бегом бежал к прилавку.
Тут следует объяснить почему бегом. Дело в том, что в СССР товаров на всех не хватало, соответственно дефицит рождал коррупцию (причем поголовную) в сфере торговли. Помните Диму Семицветова из фильма «Берегись автомобиля», его роль гениально сыграл Андрей Миронов. Этот Дима зарабатывал тем, что перепродавал дефицит. В фильме это показано упрощенно, но примерно так оно и было. Когда товар поступал на склад магазина, то дирекция магазина и товаровед решали куда можно «двинуть» партию товара подороже, например, перекупщикам-спекулянтам. Остатки, если таковые имелись, делились продавцами – низовым звеном коррупционной цепочки. Что касается кассет, то такой мелочью директора и товароведы брезговали, продавцы брали себе не так много (только всем родственникам и знакомым), просто аудиокассет делалось недостаточно. И тем не менее кое-что перепадало и покупателям.
Итак!

  1. Кассеты привозили в магазин не каждый день.
  2. Большинство советских граждан ждали открытия в надежде разжиться чем-то более серьезным, например, цветным телевизором популярной марки.
  3. Двери в магазине обычно открывали строго синхронно, поэтому оборону надо держать у той двери, которая ближе к отделу, где продаются аудиокассеты.
  4. Надо быстро бегать.
    В этот раз мне повезло, прибежал я где-то десятым. Поэтому на все имеющиеся 20 рублей купил пять новеньких аудиокассет МК-60 производства «Свема».

Кассеты просуществовали у меня недолго. То ли ролики в кассетах были кривые, то ли лента нарезана неровно… в общем, после одного-другого прослушивания, лента в них заклинивала. Кассеты приходилось «разминать», постукивать, но и это не всегда помогало. Решение было найдено такое: кассеты разбирались (точнее разламывались вдоль, так как советская промышленность половинки аудиокассет склеивала, а не скручивала болтиками, как принято во всем мире), по бокам вставлялись маленькие пластинки, чтобы увеличить толщину кассет, а потом аудиокассеты склеивались изоляционной лентой. Смотрелась такая кассета жутко, но какое-то время еще работала.

Но этим не исчерпывалось низкое качество советских аудиокассет. Пленка в кассетах часто «сыпалась», то есть осыпался рабочий слой, забивал головки. Кассета начинала скрипеть. Часто деформировался или вообще отваливался прижимной механизм аудиокассеты. Тогда его пытались делать самостоятельно, а иногда просто вместо него напихивали ваты.

РАЗМАГНИТИТЬ АННУ ГЕРМАН

Самое главное неудобство кассет производства СССР – они были длительностью 60 минут, при этом музыкальные альбомы обычно звучали 45 минут, иногда 90 минут. Проще говоря, кассеты длительностью 60 минут никак не подходили под нужные записи. А если учесть, что еще они были дефицитом…

К счастью, в СССР еще продавались готовые кассеты с записью. Не те, что можно было купить в студиях звукозаписи, а те, что продавались в магазине. Это кассеты МК-44. Длительность – 44 минуты. Обычно на них записывались те же песни, что можно было свободно купить на грампластинках, но дешевле. А сами эти кассеты за счет записи стоили дороже аналогичных чистых кассет.

Что приходилось делать? А очень просто – в отсутствии нормальных аудиокассет, покупались вот эти самые кассеты с записью, оригинальная фонограмма стиралась, а поверх записывалось то, что нужно. Эти кассеты были в продаже почти всегда, так как брали их неохотно из-за относительно высокой цены (имеется ввиду из расчета на минуту записи). Был у этих кассет и еще один плюс – они практически никогда не заклинивали в магнитофонах, видимо, потому что в них использовалось меньше магнитофонной ленты, либо лента была более толстой.
Все это было так по-советски: сделать кассету, записать на нее музыку, сделать к ней худо-бедно сносную полиграфию со списком песен и пустить в продажу, чтобы затем запись стерли, а список песен зачеркнули. Так и записывались, а затем размагничивались в массовом порядке записи Анны Герман, Льва Лещенко и многочисленных вокально-инструментальных ансамблей.

СПАСИБО ПОЛЯКАМ ЗА НАШУ СЧАСТЛИВУЮ МОЛОДОСТЬ

В один прекрасный день случилось невероятное – практически в один день в магазинах СССР появились импортные аудиокассеты. Да еще какие! От девяностоминутных «Сонек» и «Денонов» ломились полки. Сначала их покупали целыми блоками! На них записывали только самое дорогое и близкое сердцу советского гражданина – зарубежную музыку и русский подпольный блатняк. А потом советские МК-60 просто «умерли» для нас. Их перестали покупать. Совсем. Когда поняли, что японские аудиокассеты – это всерьез и надолго. До этого импортные аудиокассеты можно было купить только у спекулянтов по 25 рублей за кассету. Сейчас эти кассеты свободно продавались по 9 рублей. Оказалось, что со спекулянтами бороться легко, надо только победить дефицит.

Откуда появились эти аудиокассеты на территории СССР, да еще в таком количестве? Как ни странно, по этому поводу я слышал не множество слухов, как это обычно бывает, а только один, но из самых разных источников. И знаете, я склонен ему верить, думаю, что так оно и было. Хотя пусть каждый сделает вывод для себя самостоятельно. А слух был такой.

Польша традиционно закупала импортные товары и причем помногу. Но тут появился профсоюз «Солидарность», по стране прокатились забастовки, которые заметно подорвали экономику страны. И тогда Польша обратилась к руководству Советского Союза: «Мы тут контрактов кучу подписали, товаров импортных поназаказывали, а оплатить после всего этого не в состоянии. Перекупите наши контракты.». И СССР помог братской социалистической Польше. А на нашу Родину хлынул поток импорта, в том числе и аудиокассет. Как сейчас помню ряды американских сигарет в каждом продуктовом магазине. В музыкальных магазинах стопки импортных аудиокассет, за которыми нет очереди!!! Восемь видов фирменных джинсов в галантерейном магазине и ошалелый взгляд продавщицы, как бы говорящий: «Как же так? За что? Как жить без дефицита?». Ее можно понять, поступить в торговый институт было сложнее и престижнее, чем в любой технический ВУЗ.
Вот так польский пролетариат боролся за счастье советского человека.


(стерео бармен) #3

##Магнитофонная лента. Катушки. Какими они запомнились…

В раннем детстве, совсем раннем, мне часто снился один и тот же сон. Дело во сне почему-то постоянно происходило зимой. Встав чуть свет, я отправлялся на задний двор кинотеатра «Металлург». Дворик кинотеатра славился тем, что маленькими детьми мы устраивали там тайники – закапывали клады, в основном состоящие из нескольких монет, цветных стеклышек и прочей ерунды. Все это заворачивалось в фольгу от конфеты, пряталось в ямку, сверху присыпалось землей и поверх - высаживался куст травы. Но магнитофон, в особенности катушечный, за пучок травы не спрячешь. Видимо, от того и снился «зимний» сон. И вот во сне я пробираюсь на тот самый задний дворик, руками разгребаю снег и натыкаюсь на спрятанный магнитофон «Комета-202». А чуть правей – на стопку катушек с магнитофонной лентой. Надрываясь (я ведь совсем ребенок) тащу это хозяйство домой, оставляю в комнате, а сам ложусь в кровать досыпать.
Но вот вскоре я просыпаюсь, на этот раз уже по-настоящему, обвожу взглядом комнату в поисках трофеев, а магнитофона то… не-е-е-е-е-ет!!! Настроение испорчено на целый день.
Лечение от стресса было одно – запись песен «на нитки». У мамы бралась катушка ниток и еще одна катушка, на которой нитки закончились. С полной катушки на пустую не спеша перематывались нитки, вместо динамика использовалась собственная голова, которая распевала песни из репертуара Софии Ротару (Пугачевой тогда еще не было), Валерия Ободзинского и Олега Анофриева. И все довольны: я – потому что отчасти забывался сон, мать – потому что сижу и никого не достаю. Хоть и пою. Эх, нищенское советское детство, сейчас даже смешно это вспоминать.

###На магнитофонной ленте не прочесть слова песен!
Прикипел душой и сердцем к катушечным магнитофонам я очень рано. Благо у тетки был магнитофон «Комета-202». Видимо, здесь кроются истоки того самого сна. В выходные дни меня отводили к тетке и на двое суток оставляли в маленькой комнате один на один с магнитофоном. Катушек с записями было много, штук тридцать, вот я их и слушал целыми днями, прерываясь только на обед. Слушалось все, от записанной с телевизора советской эстрады, до американских рок-н-роллов и супер-новинки – рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда».
В пять лет я сделал свою первую запись на магнитофон. Взял катушку с Высоцким, посчитав, что с его творчеством я ознакомился достаточно, и с телевизора записал на нее поверх Высоцкого звуковую дорожку мультфильма «В стране невыученных уроков», отчего и получил нагоняй от дяди.
Тогда же я занялся изучением магнитофонной ленты и с удивлением обнаружил, что на ленте отсутствуют слова песен, которые записаны на этой ленте. Вместо этого там нарисованы какие-то цифры и бессмысленные надписи, вроде: «Тип-6». Проявив настойчивость, я еще до школы все узнал про электроны, которые намагничиваются записывающей головкой и размагничиваются стирающей.

###Пустая катушка – это тоже круто!

Почему я так подробно остановился на «детском периоде»? Дело в том, что катушка магнитофонной ленты – это было чем-то больше, чем просто носитель информации. Это был своего рода стиль. Несколько лет назад я отсканировал множество коробок из под катушек магнитофонной ленты и сканы выложил в Интернет. В короткое время эти сканы расползлись по всему Рунету. Почему? Ответ прост: в катушках есть стиль, и их приятно брать в руки, в них солидность. Это не какие-нибудь там, не к ночи будет сказано, кассеты.
Пустые катушки выпускались разными производителями и даже в рамках одного производителя зачастую выглядели по-разному. Многие мои знакомые коллекционировали пустые катушки. Эти катушки отличались формой прорезей, окошек, могли быть цветными, причем, прозрачными и непрозрачными. На ребрах старых катушек часто проставлялись деления (10, 15, 20), которые приблизительно говорили о времени записи на отмотанной пленке. Пустая катушка стоила недешево – 85 копеек под длину пленки 525 метров.
Одно время была у нас мода, мы покупали катушки от 8-миллиметровых кинопроекторов. Они были чуть шире, но по диаметру идеально подходили. Зато как смотрелась такая катушка на магнитофоне!

###Катушка как член – чем больше, тем лучше!
Обладатель катушечного магнитофона очень быстро начинает понимать, для чего сделаны три скорости записи и воспроизведения. Скорость 4,76 см/сек сгодится разве что для записи юмористических передач, скорость 9,53 – для записи с телевизора и радиотрансляционной сети (помните передачу «Запишите на ваши магнитофоны»?), ну а качественная запись все же без вариантов делается на скорости 19,05. И, конечно, сразу же встает вопрос размера катушек! Размер имеет значение! Чтобы записать 45-минутный винил на скорости 19,05 на одну сторону катушки, никак не обойтись без пленки размером 525 метров.
А что делать, если в магнитофоне нет скорости 19, 05 см/сек? Все решаемо! Вытачиваем насадку на двигатель, и вот уже у нас нужная скорость. Правда, надо бы еще отстроить и коррекцию, но до этого руки доходили не у всех. И поэтому если на старой скорости магнитофон звучал глуховато, то на новой с высокими частотами был явный перебор.
Впрочем, катушка 525 метров – это не только возможность получить высокое качество звука, это еще и статус! Да что там говорить, чем больше катушка с магнитофонной лентой, тем приятнее ее держать в руках.
Но… не на все магнитофоны налазила катушка 525 метров. И как только не изгалялись! Чаще всего снимали с магнитофона переднюю панель. Теперь большая катушка входила, но только одна. Что делали? Ставили катушку с пленкой размером 525 метров, а пустую катушку под размер 375 метров. Не сходится? Советская голь на выдумки хитра! 525 метров пленки наматывалось на пустую катушку размером под 375 метров. Естественно, пленка выходила за пределы катушки. Но тут хитрость – пока катушка вращается, то пленка не падает. И еще 15 минут после не падает, так как от вращения намагнитилась. Этого времени вполне хватало, чтобы аккуратно перевернуть катушки и включить воспроизведение другой стороны. Я лично проделывал этот фокус несчетное количество раз.

Тасма, Свема, Славич… кажется это все

Сказать, какого производства магнитофонная лента была лучше или хуже, однозначно нельзя. Традиционно больше всего ценился Славич. Затем шла Свема. Пленки этого завода часто сыпались, пачкали лентопротяжный механизм магнитофона. Этим «славилась» вся советская магнитофонная лента, но Свема в особенности. Худшей считалась Тасма – много брака и часто скрипела, причем скрип передавался и непосредственно на запись и воспроизведение.
Но, повторюсь, не все так просто. Дело в том, что качество в совке было понятием нестабильным, и пленка одного типа и одного производителя от случая к случаю могла оказаться как хорошего качества, так и отвратительного.
Та же Тасма как-то почти год радовала нас отличной пленкой, причем качество еще усиливалось и красотой – пленка была не традиционно рыжей, а почти черной. Поговаривали, что Тасма закупила в Японии оригинальный состав оксида железа. Потому и пленка была отличной. А мне было стыдно за страну. Оксид железа – это, по сути, ржавчина. Но даже хорошую ржавчину мы не умели делать.

###И наконец, школьная лента

Да, была и такая. Правда, отучившись в школе наравне со всеми, я ни разу не видел в школе магнитофона. По слухам, магнитофоны использовались в школах с углубленным изучением иностранных языков. Но таких школ и было-то немного, а попасть в них было еще сложнее.
По сути же, «школьная лента» - это магнитофонная лента еще более низкого качества, пригодная только для записи речи. В памятке к катушке говорилось, что в «школьной ленте» допускаются склейки не чаще чем одна склейка на 15 метров пленки. Поясню, это не вам допускается так склеивать, а склейки допускаются в абсолютно новой пленке. То есть вот вы пришли в магазин, купили «школьную ленты», а она уже в магазине продается со склейками.
Справедливости ради отмечу, что склейки были качественные, я их замечал только на двух катушках где-то из сотни. Впрочем, внимательно все пленки и не просматривал никогда. Зато у этих пленок был полный набор другого брака – неровно нанесенный магнитный слой, неточная ширина пленки. Впрочем, еще раз скажу, качество – вещь в СССР нестабильная, как повезет. Поэтому и «школьная лента» попадалась разная. Мне попадался брак не чаще, чем среди обычной ленты.
Зато катушка «школьной ленты» 525 метров стоила всего 4 рубля! Обычная лента 525 метров стоила в районе семи рублей, правда потом немножко изменился тип ленты, и ее стоимость подскочила до 12 рублей. Поэтому и предпочитали покупать «школьную ленту».
Впрочем, скоро и магнитофонная лента стала дефицитом, и покупали то, что повезет увидеть.


(стерео бармен) #4

##Путеводитель по советскому винилу

Тема виниловых грампластинок, настолько обширна, что о них можно написать целую книгу. В любом случае, полностью не раскрыть ее, даже если посвятить этой теме несколько обширных статей. Эта публикация не претендует на истину в последней инстанции, но, возможно, поможет новичкам, которые решили посвятить свое личное время собирательству советских виниловых грампластинок. Конечно, продукция советского монополиста, фирмы «Мелодия», даже близко не стояла рядом с некоторыми раритетами, выпущенными в капиталистических странах, но поверьте, если хорошенько порыться, то и среди нее можно отыскать замечательные пластики, которые могут стать украшением коллекции, особенно если они отлично сохранились.

Сначала несколько слов о том, какое место советский винил по качеству занимал в мире. Тут все просто. Зайдите на интернет-аукцион Ebay, поищите там советские грампластинки и поймете, что место это было… никакое. Но если говорить более конкретно, то практически любая грампластинка, выпущенная в капстране по качеству оставляла далеко позади советский винил. А вот среди «демократов» (так в советское время называли грампластинки, записанные и отпечатанные в странах соцлагеря) фирме «Мелодия» было за что побороться, так как на этом специфичном рынке мы держали почетное предпоследнее место. Хуже советских пластинок были только болгарские диски от фирмы «Балкантон». Они проигрывали, как и по качеству, так и по оформлению. Поляки, чехи, венгры и уж, конечно, югославы обставляли «Мелодию» на раз. Я не беру в расчет экзотические развивающиеся страны, выпущенный у них винил, как правило, был ужасен. Ну а среди развитых стран по качеству винила СССР держало почетное предпоследнее место.

Должен отметить, что фирма «Мелодия» в своем подчинении имела несколько заводов разбросанных по территории нашей необъятной Родины. И грампластинка отпечатанная на одном заводе и на другом – это, как говорится, две большие разницы. Это как сигареты «Мальборо» изготовленные в Кишиневе отличались от моршанского «Мальборо». Кто помнит, тот понимает о чем речь. А разница между продукцией заводов была существенной.
Самого худшего качества винил штамповали на Ташкентском заводе грампластинок. Абсолютно новые пластинки этого завода уже изначально проигрывались с треском, высокие частоты искажались. Иногда пластинки выходили из под пресса кривыми. Забавно было наблюдать за такими пластинками на проигрывателе: головка звукоснимателя плавно приподнималась и опускалась вслед за неровностями винила. Филофонисты шутили: «узбеки охлаждают прессы водой из арыков, отсюда и качество соответственное». В последние годы на Ташкентском заводе вообще стали печатать диски из какой-то прозрачной цветной смеси, напоминающий полиэтилен. Диски получались разноцветные: зеленые, красные, синие… О качестве этих дисков никакой речи не было. Над разработкой состава пластмассы для грампластинок трудились целые НИИ, а тут…
Нестабильное качество было и у винила, выпущенного на Ленинградском заводе грампластинок. Покупая диски это завода, вы покупали «кота в мешке». К тому же и этот завод частенько «баловал» кривыми грампластинками. Но попадались и удачные экземпляры.
Значительно более высокого качества продукцию делал Апрелевский ордена Ленина завод грампластинок. Вот это уже тот самый винил, с которым можно было иметь дело. Во-первых, ниже определенного уровня качества он никогда не падал. Во-вторых, иногда из под пресса Апрелевки выходили шедевры, которые по качеству обставляли братьев «демократов». Чего стоит, например, первый диск-гигант «Ариэля», выпущенный в 1975 году. Тут, как говорится, все к одному сошлось: отличная печать винила и классная звукорежиссура. Мне неоднократно приходилось встречаться с художественным руководителем ансамбля «Ариэль» Валерием Ярушиным. Валерий Иванович уверен, что с первым диском им здорово повезло. Конечно, заслуга тут, прежде всего, звукорежиссера, но и немаловажно и то, что диск стали печатать на Апрелевке. Примерно такая же ситуация с диском «Веселых ребят» «Любовь – огромная страна», который тоже начал свое победное шествие по стране с Апрелевского завода.
Был еще и Рижский завод грампластинок. К сожалению, много о нем рассказать не могу, так как диски этого завода у нас в городе никогда не продавались. Лишь однажды по моей просьбе мне привезли диски из Риги, и они были отпечатаны на Рижском заводе. В этих дисках меня поразили три вещи. Первая – в Риге свободно продавалось то, что в России было купить трудно. Например, мне привезли диск «Веселых ребят» «Музыкальный глобус». В продаже у нас он начал появляться только полгода спустя. Вторая – анонимные конверты. Тому, кто не жил в СССР в то время, трудно объяснить сходу что это такое, расскажу чуть позже. Третья – просто отличное качество пластмассы! Если взять такой диск прижав ребрами к ладоням и встряхнуть, то получался звук как у фирменных дисков (фирменными дисками в СССР считались диски, выпущенные в Великобритании, США, ФРГ и т.п.). Ну а где хорошая пластмасса, там и звук соответствующий – рижские диски звучали как надо!

Особняком стоял Московский опытный завод «Грамзапись». По качеству он лидировал. То есть, если вам повезло приобрести диск именно этого завода, то считайте, что вам досталось самое лучшее. Беда в том, что этот заводик был маленьким и специализировался на малых тиражах. Печатал он в основном классику и… аудиокниги! Я себе покупал аудиокнигу Леонида Ильича Брежнева «Целина» - пять пластинок в солидной коробке! Собственно, из-за коробки я ее и покупал.
Но однажды мне повезло. На дворе стоял 1978 год. По воскресеньям я ездил на подпольный радиорынок, где собирались радиолюбители и филофонисты. Там я познакомился с парнем, которые после окончания торгового института приехал к нам в город по распределению – работал заместителем директора овощной базы. Короче говоря, был типичным представителем торговой мафии, имел доступ к таким товарам, которые нам – простым советским гражданам и не снились. Так вот, он притаскивал на продажу грампластинки, которые мне до этого не приходилось видеть вообще – ни в магазинах, ни у спекулянтов. Однажды он принес двойной альбом «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты». Государственная цена диска была 5 рублей 80 копеек. Хотел он за этот альбом 30 рублей. И, конечно, жестоко просчитался. Дело в том, что об этом спектакле тогда в 1978 году у нас никто и слыхом не слыхивал. Ну ладно бы еще на диске было написано, что это рок-опера, может, и продал бы тогда. А на диске белым по черному было написано «Музыкальный спектакль». Ну кто отдаст тридцатку за спектакль? Я выторговал эту пластинку по смешным деньгам – за 15 рублей.
Тираж этого диска был всего 5000 экземпляров – сверхмаленький по советским меркам. Обычно сигнальные тиражи в СССР начинались от 200000 пластинок. Диск был сделан московским опытным заводом «Грамзапись». Особенно меня поразило качество диска. Ничего подобного на советском виниле близкого по качеству мне не приходилось встречать. Качество было превосходным. «Демократы» просто отдыхали. Вот это и был Московский опытный завод «Грамзапись».
Любопытно, что достаточно крупный тираж «Звезды и смерти Хоакина Мурьетты» состоялся лишь спустя два года. Печатала то ли Апрелевка, то ли Ленинградский завод грампластинок. Изменился конверт. В пилотном выпуске Московского опытного конверт был с тиснением, в массовой допечатке тиснения не было, но появилось целлофанирование. И сильно упало качество звука на пластинке. Впрочем, падение качества при допечатках – это привычное дело.

Теперь о конвертах к пластинкам. Примерно до 1980 года фирма «Мелодия» выпускала конверты для винила без торцов. То есть торец конверта имел острый сгиб. Это было очень неудобно, так как когда грампластинки стояли в шкафу, то по торцу конверта нельзя было определить, что же это за пластинка. Приходилось диски перебирать вручную в поисках нужного. Также конверты, изготовленные в СССР, были очень тонкими в сравнении с фирменными и оттого при не аккуратном обращении мялись. В 1980 году «Мелодия» стала делать на конвертах торцы и печатать на них название диска, но из-за того, что конверты были тонкими, торец был неявным, надпись на торце часто смещалась. Тем не менее, это был большой прогресс.
Но самая большая проблема в оформлении советского винила была связана с, так называемыми, анонимными обложками. Это обложки для пластинок «на все случаи жизни». На лицевой стороне такой обложки изображалось что-нибудь отвлеченное, например, очень часто использовались конверты с лесным пейзажем, затем появились аляповатые конверты в виде спектра цветов радуги и крупной надписью «Мелодия». С обратной стороны обложки, как правило, вырезалась дырка, чтобы через это окошко можно было посмотреть список песен, отпечатанный непосредственно на пятаке диска.
Если надумали собирать советский винил, то будьте готовы к тому, что некоторые диски нужно будет искать в двух экземплярах: в одном экземпляре сгодится непосредственно винил, а в другом попадется нормальный конверт.
Любопытно разобраться в происхождении этих самых анонимных конвертов, так как явление это уникальное – зарубежные диски в анонимных конвертах мне встречать не приходилось. На анонимных конвертах внизу указывается завод изготовитель. Отсюда делаем вывод, что дело не в доставке конвертов на завод изготовитель. Пойдем дальше и сделаем очередной вывод – конверты печатали непосредственно на заводе грампластинок, каждый завод печатал конверты для себя. Это радует, так как можно себе представить какой бардак (зная советскую плановую экономику) был бы, если б конверты подвозили смежники. Что еще интереснее, тираж анонимных конвертов в каждом случае сопоставим с тиражом конкретного диска. А значит, мы получаем еще более интересный вывод – анонимные конверты не печатались впрок, печатали их явно в спешном порядке и конкретно под каждый диск. Это показательный пример, так называемого, советского идиотизма. От фирмы «Мелодия» на завод приходила коробка с матрицами дисков, но в эту коробку часто забывали положить макет обложки диска!
Как наяву вижу тот судьбоносный телефонный разговор между технологами «Мелодии» и «Апрелевки»:

  • Петровна, опять вы нам не прислали макет конверта для пластинки!
  • Эх, Ляксандровна, бригада Сидорова Васьки пьет вторую неделю. Они в Ташкент вообще умудрились послать матрицы от двух разных пластинок. С одной стороны Марк Фрадкин «Про нежность», а с другой… лучше тебе не знать. Ты уж там придумай чего-нибудь.
    Так и появлялись анонимные конверты.
    Но иногда выходило еще веселее. У первого диска «Ариэля» мне попадались две разные обложки в зависимости от завода изготовителя. А у «Песняров» наоборот на разные пластинки шли обложки с одинаковыми фотографиями. Неисповедимы пути советской плановой экономики.

При коллекционировании винила рано или поздно перед вами встанет вопрос определения года выпуска грампластинки. В последнее советское время год выпуска «Мелодия» ставила на всех дисках, а вот на более ранних релизах далеко не всегда. Как же определить год выпуска диска?
Сохраните себе и распечатайте на принтере вот эту табличку.

Как ей пользоваться. В левой колонке указан год выпуска дисков фирмы «Мелодия», по центру номера монофонических дисков, справа – стереофонических. Дальше просто. Смотрим колонку стерео-дисков. Скажем первый стерео-диск выпущенный в 1980 году имел номер 13333. А первый диск в 1981 году имел номер 15231. Значит, все что попало в этот промежуток от 13333 до 15231, выпущено в 1980 году. Например, я беру в руки диск «Рэй Коннифф в Москве». Год на диске не указан. Смотрим номер, вот он: «Стерео 33 С60-05499-500». Это значит, что диск стереофонический на 33 оборота в минуту. Первая сторона диска имеет номер 05499, вторая 05500. Наша таблица уверяет, что данный диск фирма «Мелодия» выпустила в конце 1974 года.

Продукция фирмы «Мелодия» не исчерпывалась дисками-гигантами (как их тогда именовали). Были еще диски миньоны. Они по размеру были похожи на импортные сорокопятки, но записывались на скорости 33 оборота в минуту, и имели стандартное отверстие, что требовалось для использования их на радиостанциях и в музыкальных автоматах. В СССР напрочь отсутствовали музыкальные автоматы, а радиостанции не работали в прямом эфире, музыкальные программы записывались заранее на магнитную ленту, с которой и выдавались в эфир. На миньон входило стандартно 2-4 песни, так как на одну сторону можно было записать максимум порядка шести с половиной минут звука. Качество миньонов, как правило, было невысоким – искажения по высоким частотам, треск на изначально новых пластинках.
Были еще диски промежуточного среднего размера. Как они правильно назывались, я уже не припомню. В шестидесятые годы они были довольно популярны, на них записывали эстрадные песни в моно-варианте. Но с 70-х годов они стали использоваться в основном для записи детских сказок и радиоспектаклей.

Вроде бы пора подводить черту сегодняшней нашей встречи, статья и так уже великовата, и не каждый ее осилит. Но о многом еще не рассказано. Ни слова не прозвучало о гибких пластинках. Не коснулись мы с вами и темы лицензионных советских дисков. А тема эта ой как интересна. Поэтому мы обязательно поговорим об этом в следующий раз.
Сейчас же не удержусь и сообщу, какие цены были на грампластинки в СССР.
Миньон моно – 70 копеек.
Миньон стерео в анонимной обложке – 85 копеек.
Миньон стерео в нормальной обложке – 1 рубль.
Диски-гиганты:
В анонимной обложке моно – 1 рубль 60 копеек.
В нормальной обложке моно – 1 рубль 85 копеек.
В анонимной обложке стерео – 1 рубль 90 копеек.
В нормальной обложке стерео – 2 рубля 15 копеек. То же самое с олимпийской символикой – 3 рубля.
В целлофанированной обложке – 2 рубля 70 копеек. То же самое с олимпийской символикой – 3 рубля 50 копеек.
Лицензионные диски фирмы «Мелодия» - от 2 рублей 70 копеек до 4 рублей.
Пиратские диски фирмы «Мелодия» - 2 рубля 15 копеек (Вы не поверите, но «Мелодия» любила пиратить песни с западных дисков, не платя авторских отчислений.).

Ну и нынешние цены на советский винил в ближайшем комиссионном магазине:
Диски-гиганты – от 5 до 10 рублей за диск.
То же, но лицензия – от 10 до 20 рублей за диск.
Вот же, блин, все прощаюсь и не ухожу. Вот еще несколько примечаний:

  1. Целлофанированные обложки были сущим наказанием. Дело в том, что целлофан был и на сгибах конвертов, а клеили конверты все тем же бумажным клеем. В результате конверты почти сразу расклеивались. Их приходилось склеивать прозрачной липкой лентой (скотч в СССР отсутствовал, как чуждый советскому человеку предмет быта).

  2. Перед Олимпиадой-80 государство по сути занялось спекуляцией – так называемые, «товары повышенного спроса» клеймились олимпийской символикой и продавались по завышенным ценам. Помимо пластинок, я лично покупал фотоаппарат «ФЭД-5В» (с символикой стоил 101 рубль, без символики – 77 рублей), магнитофон «Маяк-203-стерео» (с символикой стоил 299 рублей, без символики – 260 рублей). На «сэкономленные» деньги СССР провело олимпиаду, на которую граждане СССР, проживающие за пределами Москвы не пускались.

  3. Запомните это слово – «Сухорадо». Это не кличка индонезийского воина. Это фамилия генерального директора фирмы «Мелодия» в те годы. Прогрессивная советская молодежь его недолюбливала, а группа «Водопад имени Вахтанга Кикабидзе ордена Александра Новикова» даже сочинила про него злую песню. Впрочем, как выяснилось спустя годы, мужиком он был неплохим, много полезного сделал для развития фирмы «Мелодия». Не исключено, что при другом руководителе все было бы гораздо хуже. Все же Сухорадо делал что мог.
    Вот теперь все.


(стерео бармен) #5

##Демократы поют. Воспоминание о грампластинках социалистических стран

###ВСЁ ДЕЛО В ЦЕНЗУРЕ

Тем, кто не застал СССР, покажется странным, что в нашей стране пользовались большой популярностью исполнители из других социалистических стран, таких как Болгария, Польша, Чехословакия, ГДР и т.д. Тем не менее, это было так. Почему? Дело, конечно же, в цензуре. Мировые звезды эстрады почти не показывались по телевизору, не продавались на пластинках и если бы не магнитофоны, то создавалось бы впечатление, что за границей не поют. Та же группа «Битлз» появлялась в СССР на маленькой грампластинке, состоящей из четырех песен, причем на ней даже не было указано название ансамбля «Битлз», только мелкая надпись «инструментальный ансамбль». Первые большие виниловые диски «Битлз» появились в СССР в конце 80-х годов, изданы они были фирмой «Мелодия» пиратским образом и порезанные цензурой. Непосредственное участие к изданию дисков тогда приложил Андрей Тропилло (студия «Антроп»). Хорошо помню его перестроечное телеинтервью тех лет, в нем он заявлял, что будущее нашей страны за пиратством. Любопытно, поменялись ли его взгляды к настоящему времени. Но это так, к слову…
Так вот. При такой жесткой цензуре нужно было показать людям, что за пределами СССР тоже существуют песни. Тут и сгодились братья демократы, то есть «страны социалистического лагеря». Но не следует думать, что песен демократов в СССР было как «гуталина на гуталиновой фабрике», к музыкантам соцлагеря тоже применялась цензура, просто не такая жесткая, как к музыкантам капстран. Да что там говорить, была жесточайшая цензура и по отношению к своим советским музыкантам. Я даже не говорю о группе «Машина времени», цензура самым жестоким образом проходилась и по более традиционным исполнителям, вспомним хотя бы судьбу талантливейшего певца Валерия Ободзинского. Когда я работал в региональной телерадиокомпании, то заведующая фонотеки мне рассказывала как спасала записи ансамбля «Ариэль», которые горком КПСС постановил сжечь. Даже не размагнитить, а именно сжечь, как сжигали книги в фашисткой Германии. Эта отважная женщина ослушалась и спрятала записи «Ариэля», таким образом они дошли до наших дней. Также в свое время уничтожались фонограммы Жана Татляна, Нины Бродской, Эдуарда Хиля и многих других советских артистов.
Понятно, что в такой ситуации исполнители соцстран были весьма неплохим вариантом и имели популярность в СССР. Конечно, и в этом случае просачивался маленький ручеек, но порою это были потрясающие вещи.
В целом картина была такой. По телевизору музыкантов из капстран можно было посмотреть раз в году, 1 января в 5 часов утра – могли показать ансамбль «АББА». Можно было свободно купить в магазине пластинку ансамбля «Тич ин» (малоизвестный ансамбль, выпустивший у себя на родине всего пару альбомов). Ах да, еще по телевизору всячески пиарили и восхваляли предателя своей родины Дина Рида.
С демократами было получше. Три-четыре раза в год показывали Карела Готта, несколько раз мелькала Марыля Родович, так или иначе были на слуху Янош Коош, Лили Иванова, Бисер Киров, Радмила Караклаич и еще многие. Часто «радовали» балетом телевидения ГДР. Конечно, нам не показывали «Локомотив ГТ», Чеслава Немена, «Червоных гитар», но пластика «Пудиса» издавалась и свободно продавалась в СССР.
Так что же можно было нарыть у братьев-демократов?

###ПОЛЬША

Пожалуй, Польша была главным поставщиком музыки в СССР среди стран соцлагеря. Прежде всего, это «Червоны гитары» (Czerwone Gitary), которые были настолько популярны, что часть песен перепевали советские ВИА, переводя тексты на русский язык. Большой след в нашей музыкальной культуре оставил и Чеслав Немен (Czeslaw Niemen), помимо прочего он много эскпериментировал, записал альбом «Катарсис», который на музыкальное оформление успешно растаскивали советские кинодокументалисты. И еще целая обойма артистов, среди которых «Два плюс один» (2 plus 1), «Анджей и Элиза» (Andrzej i Elisa), «Будка суфлера» (Budka Suflera), из попсы Марыля Родович (Maryla Rodowicz), из заумного «СББ» (SBB), ну и старички «Но То Цо» (No To Co), «Скальды» (Skaldowie), «Трубадуры» (Trubadurzy).
В Польше все это издавала фирма «Muza» (все фирмы уже и не помню, могу где-то ошибиться, но вроде бы, это единственная фирма грамзаписи в Польше на тот момент). Первые диски были не очень качественные, но где-то с конца 70-х годов ситуация выправилась в лучшую сторону. Конверты тонкие, легко мнущиеся.

###ВЕНГРИЯ
Венгры славились неплохой подборкой хардроковых групп, среди которых наиболее известны «Локомотив ГТ» (Locomotiv GT), «Омега» (Omega), «Фонограф» (Fonograf). Именно в Венгрии были наиболее драйвовые команды, что в сочетании со специфичностью венгерского языка звучало очень лихо и интересно. Параллельно венгерские команды выпускали и англоязычные версии альбомов, которые из-за английского языка котировались выше и достать их было почти невозможно.
Названия фирм грамзаписи Венгрии сходу не могу вспомнить, кажется была «Hungaroton», но вроде бы в Венгрии было несколько фирм грамзаписи. Характерный звук с легким выпиранием средних частот, но звучало хорошо (впрочем, словами звучание пластинок описывать трудно), звук был не идеальным, но достаточно сочным.

###ГДР

Группы из ГДР были фактически представлены одной группой «Пудис» (Puhdys), сборник песен которой, сделанный на «Мелодии», продавался в СССР огромным тиражом. Номерные альбомы «Пудиса» я не встречал, но ходило довольно много сборников из ГДР, среди них встречались и неплохие. Запомнилась еще весьма интересная группа «Принцип» (Prinzip). Ее диск удалось купить в Москве, с боем отстояв огромную очередь. Правда в дороге из ГДР пластинки намокли, потом высохли и конверты склеились между собой. В магазине их тупо разрывали и продавали в обезображенных конвертах. Видимо, только благодаря этому браку мне и повезло купить диск.
Фирма грамзаписи в ГДР была «Amiga». Звук описать сложно, но что-то не в порядке было с басами, какой-то «игрушечный» звук. «Amiga», одна из немногих в странах соцлагеря, выпускала «сверхдолгоиграющие» грампластинки длительностью звучания 50-60 минут.

###ЧЕХОСЛОВАКИЯ

Мы говорим Чехословакия – подразумеваем Карел Готт (Karel Gott). Этот золотой голос ЧССР был просто гиперплодотворным исполнителем. Его пластинки выходили помимо ЧССР в ГДР, Болгарии, СССР и где они только не выходили. На официальном сайте певца упоминается о более трех сотнях альбомов, и это еще далеко не все. Было множество чехословацких певиц не имевших большой популярности, наиболее известна – Хелена Вондрачкова.
Чехословацкие фирмы грамзаписи не запомнились совсем, честно говоря, и запоминать было не из-за чего, разве что «Опус» (Opus), но в ЧССР было то, чего не было в других странах – у них была фирма «Supraphon», заточенная строго на выпуск экспортных грампластинок. Пластинки «Супрафона» обладали неплохим качеством звука (был легкий излишек низких частот), конверты оформлялись на английском языке и вообще изготавливались более качественно. Однако чешские певцы так и не пробились ни на советский, ни на мировой рынок, ну разве что Карел Готт. Зато «Supraphon» создал просто отличную индустрию инструментальной музыки, разные оркестры и инструментальные ансамбли выходили на виниле просто пачками. Наиболее известен прославленный чехословацкий саксофонист Феликс Словачек (Felix Slovacek), который весьма неплохо конкурировал с Фаусто Папетти. Названия инструментальных ансамблей с годами забылись, но я бы с удовольствием их переслушал сейчас.

###РУМЫНИЯ
О дисках Румынии особо даже нечего сказать. Разве что румыны издавали цыган, но это были румынские цыгане, и большого спроса на них не было.
Название фирмы грамзаписи не запомнилось.

###БОЛГАРИЯ

Как говорили во времена СССР: «Курица – не птица, Болгария – не заграница». Из исполнителей были известны Бисер Киров, Эмил Димитров, Лили Иванова, ну и Бедрос Киркоров (папа нашего короля римейков), а также группы «F.S.B.», «Щурците», «Диана Экспресс».
Грампластинки издавала единственная в Болгарии фирма «Балкантон». Качество пластинок было даже хуже советских пластинок. Тем не менее, болгары оказали нам хорошую услугу, сделав записи Владимира Высоцкого и Аллы Пугачевой. Сейчас эти записи достаточно раритетны.

###ЮГОСЛАВИЯ
Если Болгарию не считали заграницей, а иногда даже называли «шестнадцатой республикой СССР», то о Югославии очень уважительно с придыханием говорили: «Это почти капиталистическая страна». Попасть по турпутевке туда было почти также сложно, как, например, во Францию. Страна как бы «сидела на двух стульях», и нашим, и вашим, поддерживая дружеские отношения и с капстранами, и с СССР, ну и соответственно получала послабления с обеих сторон.
Про грампластинки этой страны никогда бы и не знал, если бы где-то в 1978 году югославская фирма «Юготон» вдруг не начала массово печатать пластинки западных групп. Причем, во-первых, печатались строго номерные альбомы, печаталось всё и без всякой цензуры, и без вырезания «лишних» песен, во-вторых, конверты дисков строго повторяли фирменные конверты (только добавлялся логотип «Юготона») и были плотными и качественными, в-третьих, диски издавались оперативно – вышел диск на Западе, тут же поспевает «югославская печатка». Были и минусы у этих дисков. Во-первых, качество их было хуже фирменных, хотя лучше большинства пластинок соцстран. Во-вторых, на пятаке диска название песен писались по-югославски.
Ситуация поменялась где-то в 1980 году, когда в Югославии появилась фирма «Сьюзи» (Suzi). Ее диски были хорошего качества, а по внешнему виду являлись полной копией фирменных дисков. Только на конверте ставился маленький логотип «Suzi». Деловары часто закрашивали этот логотип фломастером под цвет фона конверта и втюхивали диски лохам как фирменные.

###ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Цены на грампластинки «демократов» у спекулянтов были в районе 10-15 рублей за диск в зависимости от страны производителя, югославские лицензии стоили от 30 до 45 рублей в зависимости от диска. Сейчас, когда время всё расставило по местам, спрос на диски «демократов» упал до нуля, исполнителей, к которым остался интерес, можно пересчитать по пальцам одной руки, да и то этот интерес проявляется довольно в узком кругу. В комиссионках советские грампластинки и пластинки «демократов» практически сравнялись в цене, за исключением отдельных раритетных изданий.


Cерия статей о советской электроники и записях от Виктора Золотухина


(стерео бармен) #6

##Миф о советской электронике. Часть-2

Одна из моих предыдущих публикаций «Миф о советской электронике» вызвала серию комментариев, как правило, возмущенных. Суть их сводилась к тому, что делали в СССР электронику не хуже, чем на Западе, а зачастую даже лучше. Только почему-то у одного комментатора до сих пор вот уже пятьдесят лет летают и исправно функционируют космические спутники на транзисторах П4. Отчасти он прав, мусора в космосе летает много. У другого, магнитофон «Олимп» почему-то не является аппаратом высшего класса, и поэтому его нельзя сравнивать с магнитофонами «Akai», хотя, скажем, «Олимп-005» так и назывался – «магнитофон-приставка высшего класса» и имел в названии первую цифру «ноль», что как раз и говорило о высшем классе. И это в СССР знал практически каждый школьник.

###Вы нам писали…
Еще любят приводить аргумент, что у кого-то дома 30 лет стоит советский магнитофон и до сих пор хорошо работает. Ну что ж, поздравляю, но это не аргумент. В начале перестройки один знакомый мне привез из Китая пластмассовые штампованные часы без возможности замены аккумулятора. Продавались они там на вес, и были классической «китайской поделкой». Но эти часы, и это странно, отработали восемь лет и шли очень точно. Постепенно у них оборвались ремешки, поцарапалось пластмассовое стекло, но они исправно продолжали идти, отставая на одну секунду за полгода. А китайский аккумулятор отработал 8 (восемь) лет! Однако глупо на этом основании заявлять, что китайские штампованные часы – лучшие в мире.

Как аргумент, вспоминают про «Знак качества». Вроде бы продукция со «Знаком качества» была лучше. Действительно, продукция, отмеченная магической пентаграммой, обычно была собрана немного лучше, но это не всегда было очевидно. Например, «Знака качества» удостаивались телевизоры марки «Электрон», но в народе считалось, что телевизоры «Рубин» однозначно лучше. Так что и тут не все так просто. Да и задумайтесь над самой идеей «Знака качества», раз потребовалось его вводить, значит с качеством были большие проблемы. Никому в голову не придет ставить знак качества, скажем, на японскую технику, потому что техника либо плохая, либо хорошая, а не как осетрина первой и второй свежести.

Согласен, что раздел статьи о советских вертушках у меня получился не полный и однобокий. Дело в том, что винил у нас был советским и в основном некачественным как и по звуку, так и по содержанию, а новый «фирменный» запечатанный диск можно было купить только у спекулянтов по цене от 70 до 100 рублей за штуку. Это примерно тоже самое, что сейчас заплатить за CD 10000 рублей. Желающие вряд ли найдутся. Потому и внимание виниловым проигрывателем в статье отводилось небольшое. Незаслуженно я забыл про линейку «Арктур», которая действительно была весьма неплохой, и не надо было ходить на цыпочках по квартире. Тем не менее, «Арктур» был проигрывателем высшего класса, значит и сравнивать его надо с высшими и лучшими изделиями Запада, и тут опять сравнение не в пользу «Арктура».

Несколько лет назад я по ностальгии опять заинтересовался винилом. Последовательно я купил две «Электроники-012» и один «Арктур-006». Обе «Электроники-012» сдохли в течении недели, «Арктур-006» оказался более надежным и жив до сих пор, но категорически не устроило качество звука. В итоге я пошел в магазин и купил самый дешевый «Sherwood» с внешним корректором. Результат превзошел все ожидания! Винил, даже советский, выдает такой звук, о котором я даже не мог и мечтать!

В комментариях к предыдущей статье упомянули проигрыватель «Эпос-001», дескать, вещь была мощнейшая. Охотно верю! Правда, сам его никогда не видел. И вряд ли его вообще кто-то видел кроме тех, кто делал. Посчитайте сами: автор утверждает, что делали их 200 штук в месяц, то есть 2400 штук в год. Думаете, хоть один экземпляр дошел до конечного потребителя? Даже если бы их делали в 20 раз больше - 48 тысяч в год, уверяю Вас, в магазинах их бы не увидели – слишком маленькая партия для такой огромной страны как СССР. Кстати, и магнитофон «Астра-209» мне удалось купить подержанный аж во Владивостоке, а потом везти на себе 5000 километров. А уж «Астру-110» приходилось видеть всего один раз и то на картинке.
Ну Вы же сами всё понимаете! При Брежневе в СССР было партийной и чиновничьей номенклатуры 1 миллион 750 тысяч человек. А ведь у них еще росли дети-меломаны! Чиновники вообще плодились очень хорошо. А еще была огромная торговая мафия! Вот и посчитайте, сколько нужно было выпустить проигрывателей «Эпос-001», чтобы его мог купить в магазине обычный советский работяга.

###Жизнь и необычайные приключения супер-пупер-мега-комбайна «Россия-101-стерео»

Миф о советской электронике. Часть-2Должен заметить, что не только в связи с проигрывателем «Эпос» кипела советская инженерная мысль. На каждом радиозаводе в СССР разрабатывалось что-то своё. Я дружил и пил «Портвейн» со многими парнями и девчонками с Челябинского радиозавода (завод, кстати, был отличный, делал в основном военку). И вот в один прекрасный день они вдруг заходили с загадочными лицами. Допрос с пристрастием выявил, что завод запускает в серию супер-пупер-мега-комбайн «Россия-101-стерео». И самое главное – новинка наполовину собрана из западных материалов. Девчонки и пацаны с конвейера радиозавода хвастались, что с первой партии им разрешат купить себе по одному экземпляру чудо-техники. А самое главное, если что сломается, то запчасти можно будет украсть тут же на заводе.
И вот где-то в начале 1982 года комбайн ушел в серию. Ремонтные мастерские почти сразу заполнились этими комбайнами, а магазин некондиции при радиозаводе существенно расширил свой ассортимент. Выпускали их несколько лет и помногу. Коробки с «Россией-101-стерео» расходились вагонами во все уголки СССР.

Чтобы меня не обвиняли в очернительстве, я специально нашел телефон человека, который в то время работал на конвейере радиозавода, чтобы уточнить подзабытые детали и позвонил ему. Он тоже не всё помнит (даже забыл название модели комбайна), но как специалист – абсолютно в теме. Итак, что мы имели.
В комбайне «Россия-101-стерео» было буквально всё, и действительно половина импорта. При этом стоило сравнительно недорого – за весь комбайн что-то в районе 800 рублей (для сотрудников завода). «Вертушка» была «Unitra», поставлялась из Польши. Головки для «вертушки» были «юговские» (из Югославии), в последующих партиях, возможно, заменили на советские. Усилитель – очень удачная советская разработка, по звуку самые хорошие отзывы. Приемник полностью переехал от переносного приемника «Россия» (тоже Наша удачная разработка, я бы сказал, очень удачная). Кассетник неудачный, какому-то идиоту пришло в голову засунуть в технику первого класса лентопротяжный механизм от «Весны» второго класса. Колонки индийские «Перлес» огромные, больше, чем «S-90» по размерам и мощности, лучше по качеству, но страшные на вид.

Теперь о том, что ломалось. Обычно сразу ломался кассетник, как ни странно, ломалась вертушка, часто горел усилитель, иногда горели динамики в колонках (это опять же следствие неправильной работы усилителя). По сути, нормально работал только приемник.
Вы думаете, что молодежь, работающая на заводе пролетела с этой моделью? Ничуть! Тот же специалист по телефону мне сказал, что его друг – регулировщик с конвейера взял тогда себе этот комбайн и был доволен как слон. Этот регулировщик презирал кассетники (я думаю, заслуженно), но коллекционировал фирменный винил. Он банально отключил кассетник, выпаял из усилителя транзисторы и поставил свои, тщательно отобранные по параметрам, полностью отрегулировал усилитель. И усилитель зазвучал! В итоге он получил хорошую вертушку, отличный усилитель и классные колонки.
К чему я веду? Или какой из этого можно сделать вывод? Очень простой. У нас в СССР были прекрасные разработчики, у нас были толковые регулировщики, у нас была плохая элементная база. И всё усугублялось идиотской советской плановой системой.

###Из Африки на «Жигулях»
Но если касаемо бытовой техники в чем-то со мной соглашались, то подразумевали, что промышленная электроника в СССР была впереди планеты всей. Увы! Увы! Увы!
Тут следует оговориться, в СССР фактически существовало три вида промышленности.
Первый вид, самый большой, работал на внутренние нужды, для граждан Советского Союза. Эта промышленность была хуже развита, работала на древнем оборудовании (даже попадались станки, выпущенные еще до 1917 года), отвратительно снабжалась (даже была такая категория рабочих – «снабженцы», они ездили по СССР и «доставали» запчасти, оборудование, материалы и т.п.). Готовая продукция шла на внутренний рынок, то есть непосредственно ее потребляли советские люди.

Второй вид промышленности работал на экспорт. Здесь производили товар, который потом шел за границу. Лучший - продавался, а что похуже отправлялось в страны третьего мира: либо как благотворительная помощь, либо в долг. Долги потом обычно прощались. Качество и снабжение в этом сегменте было значительно выше, иногда несравнимо выше, но отставало от общемирового. Спрос на мировом рынке создавался искусственно путем демпинга цен. Коммунистическая партия Советского Союза предпочитала подарить или продать по дешевке более качественный товар какому-нибудь эфиопу. А своим советским гражданам продавало то, что хуже и дороже.
Совершенно типичная история для советского времени передаваемая из уст в уста: «Моего соседа выпустили на два года работать в Африку, он оттуда привез экспортные «Жигули» - сделаны значительно лучше наших, а обошлись в четыре раза дешевле». Соседу повезло даже не потому, что купил машину, а потому, что его «выпустили». Если бы его отец или дед в Великую Отечественную войну бил фашистов и пропал без вести, то соседа определенно бы не «выпустили» за границу, и детей соседа тоже бы не выпустили. Не доверяли коммунисты своему народу, в особенности, детям пропавших героев войны.

Третий вид – оборонка. Понятное дело, здесь сконцентрировалось все самое лучшее. С оборонкой я лично не пересекался, поэтому и говорить про нее не буду. Вспоминаю только диктофоны советского военного производства, с ними мне приходилось работать на радио. Это ВЕЩЬ, скажу я Вам! Внешне – ужас: большие, страшные, неудобные. Но какое замечательное качество звука, великолепная надежность. За пять лет работы с таким диктофоном, я ни разу не менял аккумулятор (не то, что в современных сотовых телефонах сдыхают через год-два), много раз ронял. И все им нипочем. А потом появились диктофоны «Маранц», более удобные и симпатичные, но звук оказался значительно хуже. Парадокс. А еще вспоминаю слова подполковника Медведева, зампотеха части, в которой я служил в армии. У нас были сотни автомашин, которые стояли на колодках законсервированные под открытым небом на случай войны. Медведев про них говорил: «Через 20 лет, когда они окончательно заржавеют, мы их спишем, и они уйдут в народное хозяйство, служить советским людям, а мы получим новые».
В данном контексте нам интересен только второй вид промышленности – экспортный, так как он реально пытался конкурировать в мире в сферах, не связанных с массовым убийством людей. Мне посчастливилось в свое время год отработать на металлургическом заводе в листопрокатном цехе, продукция которого шла на экспорт, а значит, была конкурентно-способной. А перед этим я два года отработал в Дальневосточном морском пароходстве, так что ситуацию знаю изнутри, испытал ее на себе. Начнем с пароходства.

###Ностальгия по японским помойкам
Миф о советской электронике. Часть-2Еще в мореходной школе нам говорили, что Дальневосточное морское пароходство приносит в казну СССР 0,5 процента всего валового дохода страны. А если учесть еще то, что большая часть этого дохода – валюта, то становится понятным, что это дорогого стоит.
Хочется заметить, что даже тогда, в далеком 1985 году пароходы были современными плавучими строениями, набитыми электроникой. Да что там говорить, у японцев уже в то время курсировали сухогрузы без экипажа. Электроника следила полностью за курсом, содержанием груза и т.п. Пароходы, курсировавшие под Советским флагом, конечно, ходили с экипажами, но электроникой тоже были набиты по «самое-не-могу». И вся эта электроника была импортной! Кроме лампочек. То есть часть лампочек тоже были импортные, но много было и советских. А вот вся электроника и автоматика целиком поставлялась из-за рубежа – в основном японская… Даже подшипники для двигателя насоса мы получали японские.
Кстати, если мы и умели делать пароходы, то только ледоколы и военные суда. Остальные: сухогрузы, лихтеры, рефрижераторы, нефтеналивные, пассажирские теплоходы были импортные – японской, немецкой, шведской, югославской, польской построек. Мы их даже ремонтировать не умели. Ремонт машин дальневосточных судов проводился обычно в Японии, косметический ремонт – в Гонконге. Разве что очищали и красили корпус судна в Находке, да фумигацию проводили во Владивостоке.
Кстати, попасть в рейс в Японию на ремонт парохода считалось огромной удачей, так как экипажу выделялись деньги на питание. Понятное дело, что в Японии по кафешкам никто из моряков не ходил, все затаривались советскими консервами и экономили валюту. Впрочем, об этом есть известные куплеты Виктора Темнова. А еще советские моряки постоянно лазили по японским автомобильным помойкам. За бутылку водки сторож-японец пропускал советских моряков на территорию помойки, а те скручивали со старых машин магнитолы и компактные телевизоры, а потом везли их домой в СССР.
Рейсы на ремонт доставались «по блату». Обычно туда шли «блатные», которые «отстегивали» пароходской номенклатуре, нормальных же моряков всеми правдами и неправдами пытались списать с парохода перед ремонтом.

###Я знаю будет много чугуна и стали…
Мне посчастливилось какое-то время работать в современном листопрокатном цехе крупного металлургического завода. Должен заметить, что современная металлургия – это очень высокотехнологичное производство. Чтобы продать металл за границу, надо не только выплавить сталь, но и желательно сделать из нее либо хорошие трубы, либо рулоны листовой стали и т.п. И здесь без хорошей электроники обойтись никак нельзя. Понятно, что в СССР ее не было, электронное оборудование опять же закупалось за рубежом.
Я работал в листопрокатном цехе, продукция которого шла на экспорт. Понятно, что самое простое было пригласить японцев, чтобы они установили свою электронику «под ключ», а потом еще лет 20 по гарантии обслуживали своё оборудование, поставляя нам запчасти. Но хитрожопые чиновники от КПСС решили иначе. Они придумали сэкономить на экологическом оборудовании. И правда, когда у нас заботились о здоровье рабочих? Раньше умрет – не надо платить пенсию. А так как японцы искренне не понимали, как можно монтировать электронику, «позабыв» про экологическое оборудование, от их услуг отказались. Оборудование закупалось частями в разных местах: немецкое, «юговское», польское и то же японское. Монтировать позвали итальянцев, немцев, французов. Те быстро смонтировали и уехали. И никаких гарантий.

Я работал в одной из шаражек, где штучно разрабатывались аналоги японских плат из отечественных радиодеталей. В первый день работы я пришел к мастеру в кабинет. Он мне сообщил, что я буду делать плату, предотвращающую разрыв рулона листовой стали на линии. Смысл в том, что с одного рулона сталь подается на линию, где происходит ее химическая обработка, а потом наматывается на другой рулон уже обработанная. Плата проверяет скорость входящего вала и регулирует скорость вала, на который лист наматывается. Мастер мне за пять минут ИЗ ГОЛОВЫ набросал схему платы. Целый год я ей и занимался, особо не утруждаясь. Сначала собрал ее на «родилке», опробовал, проверил, сносил к стенду, вставил взамен японской – работает. Разработал печатную плату, собрал опытный образец. На специальном оборудовании его проверили на тряску и высокую температуру – полет нормальный. Стал готовить мелкую серию из 20-ти плат. Тут прошел год и я уволился. Вы обратили внимание, сколько всего пришлось сделать из-за того, что кто-то «малость сэкономил»? Да, проще было разработать с нуля своё, но, видимо, знали какой будет результат.

Но самое удивительное меня ожидало в первые дни работы. Я обратил внимание, что в каждой шаражке стоит один или два японских осциллографа. А советские осциллографы попадаются редко и, как правило, презрительно пылятся в углу. Японские осциллографы были в основном двухлучевыми, а один даже четырехлучевой, до этого четырехлучевых осциллографов мне не приходилось видеть. Они отлично работали и были очень красивыми. Я спросил у ребят, откуда такое богатство. Оказалось, что когда иностранцы закончили монтаж оборудования, то просто побросали их – «лень тащить». Ну а наши уже намалевали на них инвентарные номера. Сразу вспомнились японские автомобильные помойки.

###Конец
Думаю, что тема электроники совка раскрыта полностью, и мне не придется писать третью часть. Выводы? Тут все просто. Светлых голов в России предостаточно. Нужно дать им возможность работать. Нужны технологии. Нанотехнологии. Впрочем, об этом раньше меня задумался наш Премьер. Я думаю, всё у него получится. А значит получится и у нас.

Виктор Золотухин


#7

мне кажется чувак как прав так и не прав . много всего в одну кучу засунуто. каша короче из-за в частном и субъективном порядке нарощенного жизненного опыта, и случайно сделанных выводов на основе поверхностных признаков.
тоесть и путание следствия с причиной и просто домыслы тут присутсвуют.
короче субъективизм эмоциональный и настроенческий дал ему газа для написания этих статей, но субъективный газ этот не выветрился.
я может попозже напишу, что считаю по поводу этих писаний.
в чем там популизмы , батхертности , неточности , промазывания мимо сути и просто бредовости и , основанные наверное на нелюбви к совку по каким то скрытым причинам.
причем претензии есть по всем темам его писания.
сам я не являюсь патриотом совка и вообще отстаивателем совхвйфая , просто хотелось бы уточнить потом некоторые детали его писаний, поскольку я таки столкнулся с кое какими вещами из этой области. от аппаратуры до качества винила там в писаниях этих много всякой несуразности перемешанной с реальными делами и фактами.
в общем ээтот винегрет нельзя переваривать сразу без разбора и отделения нормальных ингридиентов от ненормальных. нельзя всему этому верить безоговорочно.
сейчас просто неохота писать про это все. ибо лень и поздно на дворе


(стерео бармен) #8

Кажется уже и не распутать, и не узнать, как оно было «на самом деле». Последним экземплярам техники уже по 25 лет, как оно там звучало уже и не разберешь. Все усложняется идеологчическими заморочками и слепым преклонением перед западным.

Я благодарен маме и папе, что они нашли возможность и купили мне проигрыватель винила. Сейчас дети тоже слушают винил.

Подозреваю, что он был не супер крутым, но радость и залипание от музыки все равно были :grin:


(стерео бармен) #9

Вообще, подумал, что тему можно развернуть в позитивном ключе. Что хорошего получалось у Советов с техникой и комплектующими, так пользы можно найти больше :grin:


(Eduard Leonov) #10

Шикарные статьи, самая концовка огорчила, не утерпел автор, спел оду нанотехнологиям и премьеру! :laughing:


(стерео бармен) #11

Я считаю, что миф о советской электронике нужно создать и эксплуатировать. Если мы не сделаем, то кто-нибудь точно сделает!

###Perfect Storm

На Kickstarter собирают деньги на проект предусилителя с Secret Soviet Technology! Помимо брутального вида используются 2 секретные советские лампы 6С45П! Скромный ценник в 1400$ (93 000 руб)

Вот так вот


(Богатов Андрей) #12

Дим, это мой первый верстак)))Купил после десятого класса))) Радости было выше крыши)))


#13

Во автор врёт и даже не краснеет!
Как пример: у меня первая кассетная дека появилась в 1975 году и называлась она Вильма-302. Фотография имеется, если кто-нибудь усомнится в моих словах.
И вообще, Дмитрий, ну на хрена Вы выложили здесь этот пасквиль на Советский Союз?


#14

Ещё одно враньё!
Проигрыватель виниловых дисков Электроника Б1-011 появился у меня летом 1977 года. Во болтун!

Конечно дело не в плёнке, вернее не только в ней, а в головках. У Олимпа стоял пермаллой, а у Akai 636 - стекло. Вот и вся разница.


(Eduard Leonov) #15

Слава, кому не нравится, тот может не читать


(стерео бармен) #16

Я бы не принимал близко к сердцу!
Вильму вообще запустили в 1972 году — http://rw6ase.narod.ru/000/mg/wilma302st.html, но дело это сильно не изменит в целом.

Если есть чем Советам гордиться, об это тоже можно написать!


#17

Сидюк по любому на филипсе СДМ сделан


#18

в новосибирске под маркой “электроника” ни какая техника не выпускалась, болтун он по любому


#19

Колонки индийские «Перлес» огромные, больше, чем «S-90» по размерам и мощности, лучше по качеству, но страшные на вид.

там были перлесы в комплекте , но они вообщето датские не знаю про то что их в индии собирали, обычно индусы японщину собирали, видеотоны были тоже в комплекте к россии по данным форума рт20 и попадались санье как раз индийской сборки опять же если верить рт20.

зы. уточнил перлесы и правда в индии делались некоторые.


(Андрей) #20

Добрый день, джентльмены!
Дима, сразу прошу прощения, что в твоей ветке, но теме мой вопрос не чужд.
Да я думаю, что ответов будет немного.
Итак вопрос, есть у меня винилокрут Вега-002. Исправный, но игла никакущая. Есть ли варианты заставить его петь? Или оставить его как сувенир, чуда не выйдет?
Т.е. вопрос по теме - состоит ли усилий возня с виниловыми проигрывателями СССР?
Выбросить не предлагать - память об отце.

Немного поясню вопрос - не просто петь, а петь прилично. Альтернативно в хозяйстве на время виниловых приступов трудится Pro-Ject RPM 5.1